Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: много (список заголовков)
01:19 

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Старая сказка.
"Эта грустная сага никогда не закончится" (с)

очень-очень много букв

@темы: эмоциональная алхимия, много, выговоренное

04:02 

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Когда Чу был ребёнком маленьким, но уже вполне сознательным, к Чу начали наведываться странные мысли конструктивно-деструктивного характера.
атрампампам
Правда, сказать, как водится, хотелось совсем не об этом. Сии размышления мною лично уже измусолены и проанализированы. Диагноз неутешителен, так и оставим. А теперича вот о чём:
атрумпумпум
Вопрос.
эгегей!

@темы: память по числам, много

23:31 

Дайте мне банджо и я взорву этот мир.

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Так. Ну, в честь БК, начнём что ли с P!ATD. ИМХО, когда люди, которые делают то, что делали "Паники", хотят делать это, вот уж действительно лучше делать свой выбор, даже если он окажется в ущеб душам расстроенных фанатов. В нашем бренном мире это называется "свобода самовыражения и его способов". У них наверняка так же. Так что я как не_фанат ответственно заявляю. Вторая запись, к слову - The Young Veins - "Change", первый трек новой группы, как вы уже поняли, образованной бывшим гитаристом P!ATD Райаном Россом (какие "трудносклоняемые", однако, ребята о_О) и их же бывшим басистом Джоном Уокером. Отдельное спасибо новоявленная группа передаёт Алексу Гринвалду, который здесь и гитарастил, и сопродюсорствовал и ещё чем-то очень важным, наверняка, занимался.
А вообще как человек, любящий музыку, могу сказать только то, что ребята оставили после себя, что смогли, и на том молодцы. А что будет - посмотрим.

Теперь о весьма и весьма ожидаемом лично мною. Я в размышлениях, я в постижениях и пока что ... О чём это я тут. А я тут о выходе, как водится, нового альбома Muse и двух синглах, которые уже были предоставлены ожидающей общественности для разогрева аппетита. Как сошлись во мнениях уже как минимум трое из тех, кто их слышал, вещица под названием "Uprising" напоминает опенинг к Доктору Кто, а вот вторая - "United States Of Eurasia" - уходит во что-то вечное, вроде старых добрых Queen. Однако же это скорее заставляет задуматься над тем, хорошо ли, и если да, то насколько. Что-то новое. Вот что я могу сказать. Я слушаю, мне нравится, но пока без выводов.
Ссылки для скачивания синглов, любезно предоставленные мне Доком, которому они тоже были кем-то любезно предоставлены (круговорот Muse в природе):
"United States Of Eurasia"
"Uprising"

К слову об альбоме. Как сообщает нам мьюзикал-экспресс тчк ру,
"Пятый студийный альбом Muse "The Resistance" будет включать 11 треков, в том числе симфонию в трёх частях под названием "Exogenesis". Альбом записывался в Италии. Релиз назначен на 14 сентября.

Трек-лист "The Resistance":

'Uprising'
'Resistance'
'Undisclosed Desires'
'United States Of Eurasia (+Collateral Damage)'
'Guiding Light'
'Unnatural Selection'
'MK Ultra'
'I Belong To You (+Mon Coeur S'Ouvre A Ta Voix)'
'Exogenesis: Symphony Part I (Overture)'
'Exogenesis: Symphony Part II (Cross Pollination)'
'Exogenesis Part III (Redemption)'"

Ещё немного странных новостей.

Это страшно для нашей общечеловеческой кармы и вменяемости, но ребята из The Verve и Goldfrapp сформировали новую группу, успев уже записать первый трек, который, к слову, можно послушать при большом желании здесь. Честно говоря, не знаю, естественно, что из этого выйдет, но чистые The Verve по крайней мере мне нравились на порядок, а то и на несколько больше.

А ещё год обещает быть совсем добрым, если наши милые The White Stripes достряпают таки обещанный альбом, из которого по разным источникам уже готова пара песен, до 2010 года, ибо утверждают они, успокаивая фанатов, что кризис группы вроде как позади или что-то вроде того, а следовательно можно смело забывать о том, что они сами на себе эдак пол года назад чуть крест не поставили. В общем, этого я тоже ожидаю, даже с большим интересом, нежели фанатичным нетерпением.

Между прочим, по моим меркам всё происходящее странно. По моим меркам вообще многое странно. Чаще всего всё, кроме меня, по моим меркам оказывается классифицировано как "странное". Однако же, как сообщает всё тот же Мьюзикл Экспресс,
"Бывшие участники New Order и Алекс Джеймс (Alex James) из Blur сформировали новую группу - Bad Lieutenant.
В состав группы вошли: Алекс Джеймс, играющий на басу, вокалист Бернард Самнер (Bernard Sumner), барабанщик Стивен Моррис (Stephen Morris) и гитарист Фил Каннингем (Phil Cunningham).
Дебютный альбом группы выйдет в октябре этого года. Самнер рассказал BBC Newsbeat, что он "очень гордится" этим альбомом, добавив, что пластинка получалась "очень гитарной, потому что у нас в группе целых три гитариста".
На этот же год запланирован тур в поддержку альбома, после чего Bad Lieutenant появится на нескольких фестивалях 2010 года."

*Чушь была тиха, задумчива и не по сезону напугана*

Вот что ещё хотелось написать в связи со многим вышеперечисленным. Это как же так ребята добираются до таких высот с такими разными вкусовыми предпочтениями? Я в том плане, что выходит как (что в случае с P!ATD, что в случае с The Verve): есть фронтмэн, вокалист и б-г знает кто ещё, а есть, значит, рядовые гитарист и басист, которые в один прекрасный момент теряют терпение и начинают заниматься собственным проектом, который в обоих случаях ну если не очень далеко, то всё же ощутимо уходит от того, что они творили в рамках своего присутствия в группе.

Это вообще что за хрень? Свободу самовыражения гитаристам и басистам! Hasta la victoria siempre!

@темы: много

03:29 

Цыган встал на цыпочки и сказал цыплёнку: "Цыц!".

.улечу отсюда на летающей коробке.©
В жизни, где перед нами всегда стоит выбор, где у нас есть множество возможностей, где мы можем стать тем или иным человеком, а в следующий момент изменить своё решение, очень важно понять, кто ты, потому что мгновение спустя ты можешь оказаться другим, упустив возможность подловить себя на правде.

Важны решения. Какими их можно назвать? Хорошими и плохими? Верными и неверными? Или всё же удачными и неудачными? Потому что в конце концов, как ни странно, оказывается важен не итог, а разница между бывшим и ставшим, а также цена, которую за эту разницу заплатил ты и все те, кто по своей воле или нет были замешаны. Преодолённое расстояние играет свою роль, состоящую из множества решений. Одни кажутся нам успешными, другие ничего, на наш взгляд, не меняют, третьи же мы запомним как свои ошибки. Всё зависит от сделанного выбора.

Хотя по сути что-то всегда оказывает на нас влияние. Наши таланты, склонности, вкусы, стереотипы или их отрицание. Такова эта версия мироздания. Так же, как практически у любой современной группы (музыкальной) будет список более ранних групп, оказавших влияние на их творчество, каждый из нас наполнен идеями, ощущениями и восприятием, на которые было оказано влияние уже существующих идей, ощущений и восприятий. Речь даже не об оригинальности каждого, с этим сложно поспорить, и даже из десятка одинаковых ингредиентов можно получить куда большее количество оригинальных смесей. Всё дело то ли в порядке смешения, то ли в силе приоритетов, то ли в банальных пропорциях. Но вопрос лишь в том, как понять, насколько сильное влияние оказывает на тебя что-то. Хотя, возможно, так всё и задумано, и даже не следует опускаться на такие глубины самопознания. Тогда важным становится анализ и попытка понять, насколько тебе хочется следовать именно этому пути при наличии иных.

Потому что в конце концов важно то, какое влияние это оказывает на тебя настоящего.

Потому что либо ты - это ты, либо ты - это тот, кем тебя хотят видеть, либо ты - тот, кем хочешь видеть себя сам.

А ты и тот, кем ты хочешь быть, зачастую оказываются разными людьми, не сумевшими договориться.

И ещё вот что. Всегда легче плыть по течению, особенно если оно слишком сильное, чтобы ему сопротивляться. Однако зачастую нужно смотреть дальше, чем позволяют обступившие волны. И чаще всего сильное течение обозначает, что в конце пути ждёт шумный водопад, который появится так же непредсказуемо, как однажды пропало желание сопротивляться встречным потокам.

@темы: выговоренное, много

03:09 

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Просто так иногда бывает. Что вот вроде ты идёшь, и все идут, и вы болтаете, и кто-то говорит какую-то душещипательную глупость, потом ещё одну, и ты то сердишься, мол, что за глупости, что может быть не так, не обращаешь внимания, а потом поворачиваешь голову и понимаешь, что человека больше нет рядом, что он где-то там, вдали, на обочине, как кот Шредингера: то ли жив, то ли мёртв.

Просто так иногда бывает. Что сидишь перед зеркалом и разглядываешь фотографии. И уже что-то совсем не то. Не во внешнем облике, не в голове. А в тебе, где-то намного глубже. И тогда тот человек из прошлого, который маится дурью на фотографиях, смеётся или строит пафосные рожи, теперь кажется героем из кинофильма. Из хорошего кинофильма, не в пример новым лентам, тем, что теперь каждый день. И тогда кажется, что раньше жить умели, а теперь - так, какой-то сдержанный цинизм и хладнокровность. И через пару лет ты станешь Шварцнегером, которого ни за что не пригласят больше играть Седьмого Гнома (Простака).

Просто так иногда бывает. Что ты думаешь, что это само собой разумеется, что родственники есть родственники. Что всегда успеешь навестить. Всегда успеешь сказать какую-нибудь саму-собой-разумеющуюся глупость вроде "я люблю тебя, ба" или принести чашку чая, или послушать в тысячный раз знакомые с детства истории о войне. А потом посреди ночи раздаётся телефонный звонок, и после ты можешь только плакать от бессилия, слушать о том, что тебя ждали, до последнего ждали, когда ты приедешь, о тебе спрашивали, так часто спрашивали, когда ты тратил время на что-то там, о чём сейчас совершенно не помнишь, и тогда ты готов отдать все те дни, что провёл вдалеке, лишь бы тебе ещё хоть раз в жизни рассказали те самые с детства знакомые истории. Потому что теперь их хранит только твоя память, которая выживает все силы, когда беспокоишь кедами ворох листьев на кладбище.

Просто так иногда бывает. Что кажется, что у кого-то тоже есть обязанности. Не вечно же тебе звонить, писать и спрашивать, как там, да что. И дни проходят, проходят недели, а потом незаметно отрывается лист календарного месяца, а затем и года, и так - далее по течению времени. И ты понимаешь, что прошёл, как-то прошёл, как-то ты упустил тот момент, когда можно было ещё позвонить, когда не поздно было ещё спросить "как дела?" с тем, чтобы тебе рассказали, что произошло за этот день/неделю/месяц, а не ответили "нормально" - махом за всё прошедшее время. Потому что жизнь, она не станет ждать, пока у вас появится настроение, деньги на телефоне, свободная от усталости минутка или пока пройдут все возможные оправдания.

Просто так иногда бывает. Что тебе кажется, что такое сильное чувство, дружба, влюблённость, любовь, страсть, уважение - оно никуда не денется. И вот сейчас ты отдохнёшь, немного, совсем немного, и всё останется прежним. И мир замрёт, когда ты вдохнёшь, и стрелки отомрут лишь тогда, когда ты выпустишь воздух из лёгких. Тебе кажется, что уж в тебе-то всё должно быть под контролем. Почему не дать себе отпуск - всего-то какой-нибудь месяц, какой-то ничтожный месяц, а потом ты снова будешь рядом со всеми, кто так тебе нужен. И только спустя этот чёртов месяц ты понимаешь, как сложно это - любить, дружить, уважать, ничерта для этого не делая. Это глупым может показаться, но действительно ведь так. Нельзя вот так вот пропасть, а потом вернуться туда же. В одну реку не входят дважды. Ни с одного из берегов. И ты меняешься также, как и те, кто вошли с другой стороны.

Просто так иногда бывает. Ты упускаешь что-то, думаешь, что это не так важно, что можно двигаться дальше. А потом упускаешь что-то ещё. И ещё что-то. И ещё. И не остаётся уже ничего от того, что ты когда-то хотел. Однажды ты останавливаешься, чтобы отдохнуть, и не можешь вспомнить, куда и зачем бежишь, с какой целью движешься и в каком направлении. У тебя есть какие-то мнимые цели, но ты совершенно не можешь вспомнить то чувство, то ощущение, которое заставило тебя двигаться к намеченной цели. Но больше ты ничего не знаешь. И, отдышавшись, бежишь дальше. Но уже просто потому, что есть заданный маршрут. И, достигнув этой цели, ты уже никогда не будешь так счастлив, как был бы, если бы сохранил в себе это чувство, это ощущение, эту мечту. Потому что нельзя заменять мечту процессом её исполнения. И если ты смотришь на нарисованную тобой картину и не чувствуешь того, что чувствовал, когда хотел её нарисовать, значит, ты потерялся, растратился по дороге, и грош цена такому достижению.

Просто так иногда бывает ...

Иногда действительно бывает поздно.

@музыка: Lamb - Gabriel

@темы: много

00:46 

lock Доступ к записи ограничен

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:35 

Подумалось.

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Моё творчество потеряло идеологию и наполнилось эстетикой. Если не воспримите эти два понятия в своих крайних значениях, то, наверное, поймёте.
То есть если раньше оно отражало видение мироустройства, какие-то идеи, было направлено на отражение какой-то позиции, то сейчас всё больше содержит в себе ощущения и чувства, какие-то мечты и сказочность. При чём это касается в равной степени и прозы, и стихотворений.
Соответственно, и мысли текут в тех же направлениях.
Грубо говоря: если раньше меня интересовало творчество "7 расы" как квинтесенция идей, воплощённых в хорошей форме, то сейчас меня интересует больше сама музыка с точки зрения чего-то духовного. Это как если в одном случае тебя интересует революция как борьба за идею, а в другом - как нравственное явление, эмоциональное.
Как-то это не то чтобы неправильно, но одно явно не должно заменять другое.
Это как научиться чувствовать и разучиться думать.
Не хорошо. Не плохо. Просто констатация.
На самом деле это меня откровенно разочаровывает, если начистоту.
Если раньше не получалось писать о чувствах, потому что были слишком обоснованы и аргументированы какие-то идеологические позиции, то сейчас эти позиции совсем незаметны за маревом ощущений.
Мир, конечно, можно познавать как через ощущения, так и через анализ, однако хочется найти какой-то копромисс, в котором сии две формы находились бы в синтезе.
Ещё одна тенденция - писать о своём мире, отвлечённо от мира окружающего. О своих чувствах, отвлечённо от чувств всего мира. Условно (опять возьмём в грубой форме): пишешь о том, как болит твоё сердце, и совершенно не думаешь даже о том, что в мире война.
Меня это всё не то чтобы раздражает, отнюдь, просто начинает казаться, что скоро такими темпами я окончательно утрачу способность мыслить широко.
Кто-то пишет книги про революцию, а кто-то записывает свои мысли относительно собственной жизни.
Не помню, кто это говорил/писал, но где-то точно проскальзывала идея о том, что мир можно научиться понимать во всём его многообразии через анализ собственных чувств в ситуациях, касающихся исключительно непосредственно твоей собственной жизни.
Всё так, но широта мышления при этом явно утрачивается.
По крайней мере раньше я во что-то верила. Не зря же у меня висят плакаты на стене и потолке.
На них, соответственно, Кобейн и Sex Pistols.
При чём это ведь когда-то касалось не только их творчества, а ещё и какой-то идеи, которую они несли. Да, даже в Пистолетах я такую находила, при чём врядли сейчас скажу, что именно это было, но явно не "разгромим бар и выползем на первую полосу в утреннем выпуске газеты".
На счёт познания через себя - просто, наверное, мы все не так уж сильно отличаемся, чтобы нельзя было хоть в чём-нибудь понять окружающих, примерив на себя их ситуации.
И всё же до идейного здесь далеко.
Это похоже на выход на пенсию: раньше ты боролся за независимость, а теперь наслаждаешься запахом блинчиков, который доставляет тебе невероятное удовольствие и умиротворение.
Наверное, в какой-то момент я просто устала постоянно думать и пытаться разобраться в том, как всё устроено и почему, искать пути борьбы с этим. Вроде как ослабевание позиций юношеского максимализма на фронте лобных долей головного мозга. А такая усталость непременно влечёт за собой желание наслаждаться покоем и красотой, баловать эстета, а не думать об убийствах и кровопролитии.
И вот к чему это всё привело? К тому, что сейчас я сижу и чувствую себя человеком без мыслей и взглядов, без идей и собственного мнения, зато с хорошими способностями чувствовать и понимать с точки зрения эмоций позиции других людей. Это такая замещающая эмпатия.
Надо, наверное, что-то с этим делать, ан что?
Можно думать о чём угодно, но если тебя это совершенно не беспокоит или беспокоит меньше, нежели "какой цвет подобрать к рамкам фотографий", то смысла в этом особого не видится.
В общем, моя философия разошлась с внешним миром, заперев меня в собственной черепной коробке, которая теперь только и в состоянии, что анализировать проблемы моего же насущного организма и его жизни.
И если раньше моё творчество делало потуги заставить думать, то теперь оно делает потуги заставить чувствовать.
Может, это и не плохо, хотя, это определённо не плохо, но какая-то важная часть жизни, получается, ускользает.
Чувствую себя Волшебником, разжалованным в рядовые Сказочники: из тех, кто мог что-то сделать, в тех, кто может питать чудесами, и только.

@темы: много

21:51 

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Я давно не пишу так, как думаю, не думаю так, как умею писать. А хочется так, чтобы плавно, но чётко, и чтобы понятно и, главное, наверное, прочувствованно. Чтобы мысли имели сюжетную линию. Опыты показывают, что додумывают люди чаще всего как угодно, кроме намеченного тобою маршрута. Хватит маршрутов. Что за инженерные тонкости в литературе, честное слово. Опыты показывают, опыты не показывают. Кто не спрятался, я не виноват.
Я плачу за тепло полу-часовой процедурой вычерпывания воды из ванной посредством старой синей семейной вазы из, кажется, хрупкого стекла. Мне нравится пахнуть белым шоколадом, есть полу-засохший зефир, пить чай и курить на промёрзшей тёмной кухне. Мне нравится, когда есть время. И когда времени нет. Нравится. Редко. Почти никогда. Это заставляет шевелиться в бешенных ритмах. А сейчас конечности замерзают. Наверное, это особые пережитки прошлого: мы, как динозавры, не шибко-то приспособлены к холодам.
Да, Дим, очевидно, произошли мы всё-таки от рептилий: лягушки вон на зиму вообще во льдышки превращаются. И спят.
Обо всей этой сессионной горячке тоже можно подумать разумно и начистоту, без вранья самому себе: чего паниковать-то. Выучится. Сдастся. не выучится-не сдастся, будут скандалы, а потом больше мотивация поступить туда, куда хочется.
Обо все этой дальности расстояний тоже можно думать разумно: волосы не зубы, рыба не мясо, чёрное не белой, а километры по горизонтали не по вертикали, что должно оставлять внутри ощущение правильности происходящего. Что и оставляет, если анализировать.
Это не лень и не усталость, это отсутствие веры. Глупо так всю жизнь заставлять всех верить в себя, а самому напарываться на чужие грабли, брошенные здесь и там, как неаккуратными детьми, что увидели салюты в небе и убежали на смотровую площадку, разбросав инструменты где ни поподя.
Говорили с мамой Серафимы об этом ведь, сидели, говорили. Она у тебя хорошая, Чип, и помнит о том, о чём многие забывают.
Только вот мы говорили о людях за "40", а мне и до половины этой даты ещё далековато, кажется. Хотя кто как мерит расстояния, кто как.
А ещё это "что кому в жизни понадобится, что кому не понадобится"... Кому понадобится в жизни вчерашний ужин? Едим же. Зарядка даром не проходит.
Надо как-то собираться, надо как-то брать себя в руки, в сети, в ленты, в платья, в кружева, в брюки, пиджаки, ливайсы и вязаные свитера, в куртки, шапки, семейники и чулки.

Дёрнули за ниточку - распустилась ленточка. Прижгли ленточку - крепко держит.
Бестолковая несумятица, и мысли в кирпичики не складываются, растекаются необожжённой глиной на ладошках, твердеют и превращаются в какашечку, от которой толка не дождёшься. Горячее сердце обжигает, холодная голова остуживает, и только так появляются мысли. Мы формируем мысль, мысль формирует нас, и только так формируемся мы.

Жить надо. А всё проживается.
Гори-гори ясно, чтобы не погасло.
писАть надо больше. Вспоминать надо, как это.
Глядя под ноги, в люк не упадёшь. Но и вероятность идентификации нужного журавля сокращается прямо пропорционально замеченным ямам. Внимание - оно же такое: сосредоточится, а потом - бах! - тебе уже 80, и ты всё ищешь журавлей, да зрение не то. А на ямы то и наплевать. Да и кажется, что был бы помоложе, полез бы в яму изучать подземное царство - чем не преключение?

А вообще говорят, что мозг - он большой и умный. Вот пусть и показывает, насколько он большой и умный. Пусть осиливает семестровый курс логики. А там, за горизонтом, куда мы пока ещё не пришли, - будь, что будет.





@темы: много

02:29 

сумасброд

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Моя голова патриотично выдаёт чушь с непреодолимой адекватностью окружающих скоростью. А Генрих, который седьмой, косится на меня как-то слишком уж радостно. Он, видимо, ещё не понимает, что завтра на зачёте я изменю всю его судьбу в красках. Во-первых, никто не будет его так ненавидеть посмертно, как это сделаю я. А во-вторых, в его биографии появится множество новых фактов, не смотря на то, что она будет сокращена как минимум вчетверо, если не по прогрессии, по геометрической. Справедливость, в конце, концов, восторжествует, Скассска, берегись, чревато, когда что-то у тебя на спине торжествует, это я тебе как практик говорю.
Я вот тут подумала. Нас с Катериной сегодня чуть не задавила машина по пути из универа. По причине того, что я увлечённо объясняла ей, что я добрый слон, что мне можно доверять, что я её утешу, по причине и без причины, я махала ушами и пыталась взлететь. И нас чуть не задавили, ибо как-то слишком она прониклась речью уст моих, а уста мои любят, когда их речью проникаются, вникаются, каются и прочее. И вот же что печально: в некрологе не скаали бы ни о слоне, ни об ушах, ни о том, что я летать умею, ни о том, что во ВГИК поступить хочу, ни о том, что я умею печь, люблю пуговицы и зовут меня Чушью чаще, нежели паспортными данными окликают. Там бы написали, что я училась в МГУ и очень хотела стать юристом! Вот вы только подумайте! Все переживания, все мысли, все старания - всё зазря! Живёшь себе, живёшь, чувствуешь, мыслишь, а в итоге оказываешься бывшим будующим юристом, который не умел переходить дорогу. Нет, теперь явно есть повод дожить хотя бы до поступления, а то как-то совсем печально представать перед широкой общественностью в таком виде. Вот тебе и "неважно, что будет после твоей смерти".
Из-за всплесков информации в моей голове люди активно страдают. Особенно страдальчески страдают многострадальные святые из Бундока, которых Заяц пытается благодаря моим непомерным усилиям посмотреть уже n-ный час подряд. Справедливость остаётся всё там же. Джен, зря ты эту татуировку свою на попе не сделала, звучало бы весьма культурно: Где справедливость? - В ****.
Вернёмся к вещанию проблем Тьюдоров. Тьюдоры не простят мне исковерканную биографию своего основополагателя, а, значит, мстить им мне до покрытия мхом, оформлять визу в Англию, чтобы было удобнее тянуться, и прочее, прочее, прочее, что остаётся исключительно на их совести и бессовестности, потому что не только у них проблемы: история отечества у меня также не сдвинулась с мёртвой точки, хотя пыталась, рыпалась и даже открыла портал в электронную библиотеку, однако померцала там, померцала, да и осталась на насиженном месте во избежание исторического катарсиса, который мне ни в какое место не упирался, кроме как ножом в спину, да дулом к виску. Хоть бы историк снова был пьяным.
Главное - чтобы Пащенко была в благоприятном расположении духа. Будем резать, будем бить, всё равно тебе водить. Кстати о дочерях, которых крали и резали, у Дилана есть что-то о любой дочери любого окружного судьи, но мою логику, наверное, опять никто не проследит, а жаль, ах, очень-очень жаль, ведь это бывает так увлекательно: следить, выслеживать, выеживаться, ежи, ёжики, туман и лошадки. Мы снова вернулись к лошадям. Маяковский жил в странное время. Как он жил, несчастный Маяковский. Окна эти его, в сравнение не идущие с Нагиевым, как там всё было выкрашено в красный, завалено серпами, молотами и плакатами. Ох, что за время, что за время. Но мне этого знать не положено. Хотя бы потому, что дальше декабристов мы ещё не прошли.
Ещё одна дама, принимающая завтра у меня зачёт, исключительно мила и обоятельна, но меня имеет все основания недолюбливать, нет, не из-за того, что я не понимаю, насколько она очаровательна, эта дама, а на почве недопонимания, и полного недо-, которое между нами происходит. Я на неё смотрю, всей своей мимикой работая на производство понимания, что я ничерта не понимаю, о чём она говорит, а она думает, что это она мне не нравится, а не та ересь, что пишет Гришем, и тогда случается ужасное: ей кажется, что вот это вот выражение - эти перекошенные губы, скулы, зубы, ноздри - это всё в её сторону. Ох, как она ошибается. Ох, почему я прогуляла её зачёт в прошлую пятницу, нет мне прощения, надеюсь,хотя бы зачёты ещё остались на мою грешную душу-голову, голову-душу, я чувствую себя курицей, благо не куропаткой.
Мне жизненно необходимо общение с [не]нормальными людьми, у меня появляются фобии, я готова говорить часами о юриспруденции, лишь бы хоть о чём-нибудь говорить. На болтологии меня этой возможности лишили, потому что автомат, видимо, явившийся следствием опасений за нестандартные подходы к объяснению. Мне же надо жестикулировать! Мне же надо ахалай-махалай! Ох, где мои 12 лет.

@темы: уч[ебное], много

21:20 

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Что-то подумалось ...

А мне вот обидно за Доброту, Человечность и Эмоциональность: их либо презирают, либо не любят, либо избегают, словно это - Чума, словно это самая позорная характеристика для человека, клеймо.


ЛЮДИИИИ, Злость, Хладнокровность и излишняя, чремерная Официозность иногда не чреваты тем Пафосом, каким хотелось бы, наверное, а просто даже не омерзительны, а ... а ... либо жалки, либо отталкивающи.


Плохим быть не круто. Круто быть таким крутым, каким хотят быть плохие, оставаясь хорошим. Поэтому нечего СТАРАТЬСЯ БЫТЬ плохим. Как дети малые, честное слово.


И пусть я сейчас хоть сколько наивной и детской кажусь.

Оставаться сильным и добрым куда сложнее, чем быть сильным и озлобившимся. А людей, самих по себе злых изначально, согласно сложившемуся-закоренившемуся, если не не существует, то мало. Есть люди глупые. И невоспитанные.


— А теперь скажи мне, что это ты все время употребляешь слова «добрые люди»? Ты всех, что ли, так называешь?
— Всех, — ответил арестант, — злых людей нет на свете.
— Впервые слышу об этом, — сказал Пилат, усмехнувшись, — но, может быть, я мало знаю жизнь! Можете дальнейшее не записывать, — обратился он к секретарю, хотя тот и так ничего не записывал, и продолжал говорить арестанту: — В какой-нибудь из греческих книг ты прочел об этом?
— Нет, я своим умом дошел до этого.
— И ты проповедуешь это?
— Да.
— А вот, например, кентурион Марк, его прозвали Крысобоем, — он — добрый?
— Да, — ответил арестант, — он, правда, несчастливый человек. С тех пор как добрые люди изуродовали его, он стал жесток и черств. Интересно бы знать, кто его искалечил?
— Охотно могу сообщить это, — отозвался Пилат, — ибо я был свидетелем этого. Добрые люди бросались на него, как собаки на медведя. Германцы вцепились ему в шею, в руки, в ноги. Пехотный манипул попал в мешок, и если бы не врубилась с фланга кавалерийская турма, а командовал ею я, — тебе, философ, не пришлось бы разговаривать с Крысобоем. Это было в бою при Идиставизо, в Долине Дев.
— Если бы с ним поговорить, — вдруг мечтательно сказал арестант, — я уверен, что он резко изменился бы.


М.А. Булгаков. "Мастер и Маргарита".

@музыка: Clint Mansell - Together we will live forever

@темы: много, выговоренное

02:46 

Patti Smith. 02.09.08 Б1 Maximum

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Я был там.
Я видел старушку.
Это когда параноидально изнутри вырывается осень, кутаешься в шарфы, пальто, перчатки, надеваешь очки, чтобы закрыть свою холодеющую сжимающуюся от чего-то, может - от страха, может - от воспаления лёгких, душонку, а сердце, какая пошлость, не спасают даже тёплые руки тех, кто рядом, горячий душ и одеяло, потому что как будто паучок железный лапками скребётся, и тебе не приходит в голову, что надо сходить ко врачу, только лирично кажется, что сердцу очень холодно, становится страшно, и в ночи в городе текут и мёрзнут, остывают слёзы, такие глупые, жалкие, от осознания своей беспомощности, helpless, helpless, helpless.
А потом затылок касается кирпичной стены, дым, выплывающий изо рта сороколетнего дяденьки в рубашке и жилетки, чей затылок примостился неподалёку, кажется таким правильным, завораживающим и уместным, из толпы уже доносятся нетерпеливые крики "Patti! Patti! Patti!", а ты сидишь, улыбаешься, и думаешь о том, что кричи - не кричи, она выйдет, когда посчитает нужным, и будет чертовски права в своей философии. Надо, наверное, уже встать, туда, ближе к сцене, но не настолько, чтобы с кем-то делить территорию, а здесь, среди старшего поколения, которое должно, просто обязано было явиться и не подкочало, которое ходит босиком, улыбается, которое танцует, когда всё уже закончилось, в одиночестве, в красном и большом, где-то в центре, или чуть дальше, вокруг невидимой ауры, в том, что создала эта женщина немного ранее. Она проповедует со сцены и улыбается, просит родителей, приведших на концерт маленького ребёнка, уйти после определённого момента, и говорит, что она тоже мать, что она не будет играть до тех пор, пока ребёнка не уведут, потому что его крошечные ушки не выдержат этого шума, она извиняется и благословляет их на прощание несколько раз, и это кажется настолько невообразимым, правильным, правильным, чёрт побери, сколько уже раз я употребила это чёртово слово.
Я закрываю глаза, выгибаю спину, непроизвольно, вдыхаю глубоко-глубоко, мне сначала больно, непривычно, наверное, пальцы рук прикасаются к рубашке, повязанной на поясе, звук волнами поднимается к плечам, меня передёргивает, и она уже во мне, смешанная с этой нелепой осенью, миром, листьями и дождём за окном, с подоконника, и я где-то, где есть только её голос. она, где-то в воздухе, во мне, и мне в сущности то не существует, люди не касаются меня, оставляя меня наедине с ней, словно с Богом, ведь если бы она была вместо Иисуса, то уверовали бы все, я уверена, но иисус умер, а она жива, и ей не нужны все эти чёртовы законы, она кричит об этом, и хочется взорваться, и я что-то такое чувствую внутри, мне не понятно, мне немного не по себе, но чего-то не хватает, и я понимаю, что это страх, это его не хватает, он медленно отступает, преследовавший меня , увязавшийся за мной липким холодом с конца лета, перетёкший желеобразным металлом в начало нового сезона, он отступает, он уносится куда-то и исчезает, у него больше нет возможности проникнуть в кого-то ещё, я кричу, поднимаю руки и вдыхаю, дыхание сбивается на какой-то момент, руки опускаются я не выдыхаю, а вдыхаю всё больше и больше воздуха, мне кажется, это может продолжаться вечно, и вот, когда я уже на пределе, звучат последние аккорды, десятки рук взмывают в воздух, подхватывая чувством воссторга и мои мышечные ткани, уже более не зависящие от меня, а воздух, накопившийся внутри, вырывается наружу восторженным криком, до самого конца, и снова кажется, что это может продолжаться вечно, когда ты смотришь на неё, резко распахнув глаза, и поначалу кажется, что всё в тумане, слишком резкая смена картин дождливого подоконника на эту чарующую, не побоюсь этого слова, красоту, и дыхание прерывисто, но улыбка уже нелепо расползается всё жире и шире, дыхание снова учащается, и я снова кричу, на этот раз уже осознанно и трезво, благодаря Её, и я чувствую, когда меня берут за руку, а она поёт то самое, что всё это время вертелось в голове, она поёт со сцены hopeless, hopeless, hopeless, и я шепчу, пою, проговариваю вместе с ней, меня берут за руку. и хотя я всё ещё чувствую то, что поётся в этой песне о вечной памяти, о небе и о голубом, о том, как, и о том, какие, я чувствую, что последние лапки паука падают на танцпол, металлом звеня лишь в моих ушах, когда толпа снова благодарно кричит Ей, я улыбаюсь и люблю Её. Я улыбаюсь и просто люблю. И страх может вернуться или пропасть, как Апокалипсис, которого все ждут, как бедное Что-Нибудь, на которое все всегда надеятся, или могут перестать ходить трамваи и даже закрыться - метро - и станции из этого города, и личная свобода, но там, здесь, где-то, словно фонтаном в воздух что-то такое святое и свободное, которое можно найти даже если мы будем в фашистской Германии, такое небо над Берлином, такое счастье в небе, и к чёрту синиц, просто моё летает где-то высоко, я слишком его люблю, чтобы держать его в руках, и она улыбается, просит прощения,здоровается, говрить, что знает на русском одно слово - "да-да-да", и все улыбаются, я беру у её гитариста, у неё - афтографы, несмело дарю ей свои сиреневые бусы, и дальше что угодно, но я улыбаюсь и мне больше не страшно, даже если будет очень холодно, я найду спасение в её голосе, как сейчас, как когда-то, давно, до рождения, она называет нас детьми, и чувствуешь в неё эту необыкновенную силу, знание, тексты, музыка, энергетика, сжатые кулаки и трясущиеся руки, её шапка, и она кажется такой маленькой и необыкновенной, когда стоит среди толпы и разговаривает с людьми, а ты сидишь в метро и думаешь о том, что это всё-таки чертовски здорово, необыкновенно здорово, и что ...
Спасибо.
Come back.

@темы: память по числам, осколки счастья, много

14:37 

.улечу отсюда на летающей коробке.©
[не]лето. прошло?
Временем управляет какой-то сумасшедший сноб. [c] Боб Дилан, "Тарантул".
[некогда]прямые, растянутые в плоскости времени, такие размытые, как провисшие провода в дождливый октябрь, сдерживающие небо от попыток [само]убийственной встречи с грязным асфальтом, взвывающим под тяжестью мыслей каждого, их топотом, их удручённостью погодой и жизнью в целом.
[некогда]прямые всё тянутся, тянутся, и никто не может выпрямить их и наладить электропередачу.
Эдакие некогда связанные заброшенные внешним миром посёлки, на литосферных плитах переехавшие в зону вечной мерзлоты. В каждом - своё сомнительное солнце, как ровно половина общего светила.
Мне кажется, наш мир раскалывается на части. Мне кажется, мой мир растягивается в размытых цветах сознания Мунка.
Пыль и одеяла, чашки и сомнительность действительности сигарет в замёрзжих пальцах, окна и морось.
Книжная пыль, разрастаясь, заполняет пространство наших жизней.
Это не лучший роман Господа Бога. У него творческий кризис.
Кто-то по пути во Владимир в лучших традициях декаданса читает Франсуазу Саган.
Кто-то встряхивает пуховые одеяла, как в детстве, и прячется под ними.
Помните "Джен Эйр"?
Отгороженный ото всех мир, с одной стороны - тяжёлыми гардинами, с другой - дождём, стучащим по стеклу, а в руках - книга про каких-то птиц.
К чему мы приходим со временем?
Почему люди любят жвачку?
Что случится, когда она совсем потеряет вкус и затвердеет?
Роль электрика наказуема.
И когда это небо будет провисать между проводов, а ты от скуки будешь высчитывать стремление его к касанию, к какой-то определённой точке, зная, что сам находишься в безопасности, ты будешь искать себя в музыке, в книгах, но больше всего - в самом себе.
Человек познаёт мир через себя, через своё глубокое, внутреннее, анализ.
Это не возраст, "не карма, не панцырь, это не слёзы в глазах незнакомца, это не гений с пером у камина и даже не мелочь на камне фонтана"[c] группа De Sent-Exuperi.
И опыт в сущности тоже может ничего не решать.
Опыт - это всего лишь один из методов развития, который чаще всего используется не по нашему собственному желанию, а принудительно.
Мыслительный же процесс - это выбор на перекрёстке, где в противоположную сторону тоже есть стрелка.
Указатель гласит "Игнорировать поступающую информацию".
Но когда ты не выбираешь её, ты выбираешь противоположность, и тогда будь готов к тому, что либо ты дойдёшь до конца, либо вернёшься назад на пол пути.
"Мы можем учиться друг у друга". [c] Боб Дилан, "Тарантул".
Круто? Круто. [c] л.браун
У каждого есть свой "избитый личный бог" (Б.Д.), направляющий в тех или иных ситуациях. Наши представления, привязанности, те стереотипы, что есть в нас, которые мы боимся нарушить, даже если это всего лишь внутренние ограничители, - это и есть личный б-г каждого из нас.
Перекопайте себя до основания, сопоставьте факты и совместите новые понятия о себе с понятиями об окружающем мире. Сообщающиеся сосуды передуманного и недодуманного в нашей скудной оболочке не равны в условиях содержания.
"...и найдя себе свою нимфу без совести и бомбя дотла своё молодое чувствительное достоинство только чтобы увидеть раз и навсегда есть ли в нём дыры и музыка во вселенной..."[c] Б.Д.

Что ж всё так просто то?
А я преднамеренно воздерживаюсь тысячу раз от решений и от выводов. Выводы - неблагодарное занятие.
И дело не в "личном отношении к каждому", а в том, что для кого-то это абсурдно даже наблюдать, ибо научено, привычнее - иначе.

"по сравнению с замечательным днём, когда вы находите лорда байрона в морге мелющим чепуху и без штанов и он лопает портрет жана поля бельмондо и предлагает ему кусочек зелёной лампочки и вы начинаете понимать, что вам об Этом никто не говорил и что в конце концов жизнь не так уж проста...в действительности, что она не больше, чем что-нибудь посчитать и чем зажечь сигарету..." [c] Б.Д.

И когда это всё задавит тебя, когда стены будут в серой штукатурке, а звуки заменит шорох прошлогодних газет, расстеленных по полу, "ты нарисуешь на лампочке рот, чтоб она могла свободнее смеяться" (Б.Д.) и постараешься уснуть, закрыв руки холодными ладошами и зажмурившись до искр на тёмном фоне век.

@темы: много

14:16 

для размышлятельного переваривания вопроса

.улечу отсюда на летающей коробке.©
пост в жж от 16 декабря 2007 года

Потому что многим будет в тему. И вообще полезно - имхо.

@темы: много

01:40 

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Персональный рай - это подвальное помещение с красными стульями, забавные люди вокруг и 2:15 медитации напротив экрана. Со смехом, слезами, задумчивостью, искренним "Отлично!" и даже в один момент - аплодисментами. Чертовски приятное ощущение, когда нет необходимости говорить, выходя через металлическую дверь в тёмный переулок, вдыхая какой-то "нецентральный" воздух.
Я нашёл потрясающее место, именуемое "Косой переулок". То ли переводчики посмеялись, то ли архитекторы, то ли судьба, чем чёрт ни шутит. Господа поттероманы, могу отвести на экскурсию)
В который раз убеждаюсь в определённой степени гениальности режиссёра. И всё-таки смотреть фильм на экране - с этим ничто не сравнится. Хорошо, когда есть такое место, куда можно убежать и два с лишним часа "разговаривать" с экраном. Когда сзади - толчок к первому порыву смеха на моменте, когда в "Аризонской мечте" Кустурицы сообщается, кто, собственно, в главных ролях. И не важно, сколько раз до этого был просмотрен фильм, а может - увиден впервые, но именно там ощущается вертящаяся у многих на языке "магия кино".
Может, в силу характера читаемого, может - ещё почему, но меня преследует образ несчастного Мистера Скелета, такого не типично, но Бёртоновского.
Отец с определённой долей любезности констатировал, что у меня переходный возраст. Были бы мы в мультике, я бы посмотрел на часы, прождал несколько секунд, пока они ни высветят "17", и поинтересовался в ответ: " Очередной? Я сбиваюсь со счёта. Пора заводить календарик".
Где угодно я могу часами сидеть в своём собственном пресловутом мирке и не обращать внимания на окружение. Но с момента, когда с тобой заводят беседу, не просят о чём-либо, нет, а именно заводят беседу, спрашивают что-то, подразумевая необходимость ответа, я начинаю теряться.
Как-то незаметно теряются точки соприкосновения с окружающей действительностью. Я могу безвыходно тонуть в страницах, ведя диалог с написанным, выслушивая, представляя себе образ, порой улыбаясь, порой даже смеясь, читая те или иные строки в метро. А раньше я мог до нелепости абстрактно, но доходчиво объяснять ход своих мыслей, обоснованность суждений. Сейчас же это приобретает характер недопонятого. И если с одной стороны, казалось бы, стоит радоваться своей, простите, псевдо-уникальности, то с другой становится страшно. При чём больше не из-за невозможности быть до конца правильно понятым и воспринятым, а из-за того, что это становится ненужным. Когда долго бегаешь от самого себя и собственных мыслей, это даёт им шанс поднакопить сил, а потом в один прекрасный момент сделать марш-бросок, и догнать, ухватит тебя в тёплые и приятные, но чертовски непонятные окружающим любящие объятия.
"Безумие, некоторым ужасным образом, - наивысшая свобода, доступная человеку, поскольку он тогда не ограничен рамками общества" (с). Тим Бёртон
Забавно, что со временем твоя собственная свобода становится твоей ловушкой.
Но как мало истинной уникальности вокруг. Здесь Кеда права: все так стремятся быть уникальными, что в результате теряют свою уникальность, - хотя мысль была высказана и ранее, и кем-то другим, просто раз уж мы пишем об этом в одно и то же время, то стоит сослаться на своего вида "первоисточник".
Я не отрицаю своеобразную уникальность каждого человека. Но в результате это действительно смешивается в одну яркую массу. Эдакая "поп-культура уникальности", я бы так это назвала. Кто-то ищет в этом выход, кто-то в этом увяз, у кого-то это внутри, у кого-то снаружи. Люди реже начинают задумываться о своей собственной сущности, стараясь вынести всё на поверхность, изображая красками общей палитры. Словно боевая раскраска. То ли напугать, то ли привлечь.
Просто вокруг очень мало людей, да о чём я, их практически нет, которые не ложились бы спать с мыслью о своей псевдо-уникальности. Я утрирую, но всё же. Это как... Представьте себе, что есть люди сумасшедшие, а есть люди, которые тоже, вроде как, сумасшедшие, но только они, в отличие от первых, думают о том, что они сумасшедшие, и что это самое сумасшествие их уникально. Вот в чём разница. И если каждый начнёт задумываться над тем, что в нём истинно его, а что - чёрт знает чьё, то это в конце концов сведёт с ума здоровую нацию.
Я не преподношу себя в образе мессии, я и сам то не до конца разбираюсь в себе. Этим я сейчас как бы отгородил себя от нападок, и, да, вы правы.
Наверное, именно потому, что это предоставляет возможность уединиться в собственном мирке, периодически выдавая частички себя наружу, меня и привлекла сфера кинематографии. Возможно, именно поэтому мне сложно "писать сценарии на заказ", если я не чувствую хотя бы каких-то точек соприкосновения с самой собой. Возможно, именно поэтому я не вижу себя юристом.
"Тебя принуждали или приспособиться и отказаться от значительной доли своей личности, или создать свой очень прочный внутренний мир, где ты мог бы чувствовать себя изолированным от других" (с). Всё тот же Тим Бёртон.
Чертовски сложно сочетать в себе эти два аспекта, играя на люди, при том ещё и прекрасно понимая, что люди, на которых ты играешь, знают, что это всего лишь игра, но их это вполне устраивает до тех пор, пока роль сыграна отлично. Когда начинается импровизация, тебя начинают пугать несметным опытом.
Было бы неплохо понять, чего хочется от самого себя. Тогда можно было бы хотя бы на сколько-нибудь устойчивых основаниях требовать от мира создания каких-никаких, но условий для воплощения желаемого в реальность. А тут какая-то сумбурная несумятица, простите за каламбур.
В этом плане перед разгаром сегодняшнего Апокалипсиса в мелких масштабах весьма и весьма попался на глаза сеанс "Аризонской мечты".

Наверное, нужно попросить прощения у многих, с кем общаюсь/не общаюсь сейчас. Если уж быть предельно откровенным, каковым я бывал редко, да и буду, надеюсь, хотя в последние два...уже три дня из меня прямо таки ключом бьёт эта бесстрашная откровенность.
Так вот, если быть предельно откровенным, то я запутался. Вообще во всём запутался. А мне ещё со всех сторон из лучших побуждений добавляют разноцветных проводков. Уже дошло до того, что я каждые 8 часов стандартно ошибаюсь проводом, в результате чего меня пробивает на колоссальную измену, начинаются какие-то слёзы, ужасы, самокопания, самотерзания, зависания напротив окон и стен. И если я не отвечаю/не звоню/не разговариваю, это вовсе не значит, что я рву связи. Можете считать, что сильная девочка на время сдулась и отчаянно баррикадируется от внешнего мира. Да так оно и есть на самом деле.

По-моему, если я не закончу печатать сейчас то с большой долей вероятности просижу тут до утра, строя башенки предположений и надстройки мыслей.

Как чертовски мало времени на выпадение из реальности. Как чертовски его много. Настолько много, что хочется ещё, и в результате становится мало. Это как зависимость. Это и есть зависимость.

Иногда отчаянно больно от того, что нет возможности быть допонятым. Иногда отчаянно радостно, что нет возможности тебя понять и вмешаться в твоё личное, глубокое.

И это вовсе не хочется лечить. Но от этого совсем не легче. Будто на тебе лежит груз ответственности за то, что происходит у тебя в голове. И за взаимоотношения этого "нечто" с окружающим миром.


А под музыку под эту я до абсурда готов плакать из уважения к прекрасному.

@музыка: Goran Bregovic/Iggy Pop / This is a film - Goran Bregovic Arizona Dream (Original Motion Picture Soundtrack)

@настроение: ух...

@темы: много

07:26 

lock Доступ к записи ограничен

.улечу отсюда на летающей коробке.©
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

падать. навзничь. - прорезинено. дно.

главная